Векторная социальная сеть "Лекарства для Нас"

Всё, что мы потребляем внутрь организма, обладает потенциалом не только его, организма то есть, укрепления, но и его же разрушения, поэтому здесь, как говорил Михаил Жванецкий, тщательнее нам надо быть, тщательнее. Но в современных условиях, особенно в отношении лекарств, возможности их потребителя в смысле постижения подлинных свойств предлагаемого вроде бы как спасительного продукта практически равны нулю, поскольку внешний вид лекарств легко подделывается и не может быть основанием для оценки, про упаковки с датами и говорить не приходится - одна надежда на товаропроводящую и товаросопровождающую (в смысле сертификации, контроля качества и прочих важных дел) системы, создаваемые властью и профильным бизнесом. Про профильный бизнес мы пока помолчим (в силу высокой специфичности этой субстанции в условиях родного отечества), а вот про нашу типа власть поговорить нужно обязательно, ведь именно она монополизировала право на контроль качества лекарств, следовательно, ей и нести всю полноту ответственности за ситуацию на лекарственном рынке - пока моральную, а дальше...

И начнём мы разговор о ситуации на лекарственном рынке России с самого простого - посмотрим на ситуацию глазами СМИ. Тем более что толчком к этому исследованию послужило недавнее, менее чем недельной давности, вполне сенсационное для непосвящённых сообщение одного из центральных телеканалов о том, что, почти цитируем, "каждое второе лекарство в аптеке и в больнице - поддельное!" Есть от чего впасть в ступор, ведь если это правда, то из этого следуют весьма и весьма радикальные выводы. Просто потому, что, перефразируя поэта, "если каждое второе лекарство в России - поддельное, значит, это кому-нибудь надо?" Причём надо на самом верху - ведь именно там процветала и, судя по всему, продолжает процветать, некая леди, которую в народе наименовали "мадам Арбидол"! Но это то, что мы знаем. А сколько мы ещё не знаем, если иметь в виду генезис нашей власти!

Но вернёмся к ситуации глазами наших продажных, ангажированных и прочих СМИ. И сделаем это очень просто и проверяемо - наберём в нашем главном поисковике запрос "каждое второе лекарство в аптеке и больнице - поддельное". И посмотрим, что получится

А получилось нечто неожиданное! Первым высветился Первый канал со своим фильмом "Фальшивые лекарства" из серии "Среда обитания", который был показан всея России, кто бы мог подумать, аж 23 декабря аж 2009 года! Кому не лень, могут посмотреть материал по приведённой выше ссылке, а для остальных мы разместим здесь полностью его текст, который вполне заслуживает того, чтобы быть взятым за точку отсчёта в нашем вроде бы как исследовании:

"Фальшивые лекарства

Режиссеры: Наталья Кузнецова, Екатерина Абдулова
Авторы сценария: Екатерина Шеян, Ольга Гатауллина

Таблетка, от которой болит голова. Капсула, от которой темнеет в глазах. Ампула, которая убивает. Фальшивые лекарства. Антибиотики, гормоны, обезболивающие.

С фальшивками борется милиция, врачи и Росздравнадзор. Шесть лет лишения свободы грозит производителю опасных пилюль. Но это в том случае, если от лекарства кто-то умер. Только больные чаще всего умирают не от фальшивки. Умирают от воспаления легких, от рака, от инфаркта. Потому, что фальшивое лекарство не лечит. Если бы оно было настоящим, они бы, скорее всего, выжили. Только вот доказать это почти невозможно. 

Уголовные дела за подделку лекарств можно пересчитать по пальцам. За последние годы только несколько мошенников попали в тюрьму за изготовление фальшивок. А поддельные лекарства продолжают появляться на полках аптек. 

Чем опасны фальшивые лекарства? Почему ими торгуют в аптеках? И как отличить подделку? Эти вопросы волнуют каждого из нас.
     
Подделка под брэнд. Это самый распространенный вид подделки. "Колдрекс" или "Эффералган" делают не настоящие производители, а фирма "Рога и копыта". Упаковки – точно такие же, а что внутри – сказать трудно. Чаще это некачественное сырье, сделанное без соблюдения пропорций. В Санкт-Петербурге милиция накрыла подпольный цех на территории крупного оптового предприятия. Ночью здесь делали "Терафлю". Эти лекарства продавали в аптеках по всей России. Наши эксперты покажут, как можно в домашних условиях отличить поддельное "Терафлю" от настоящего.

Кто виноват в том, что фальшивые лекарства попадают в аптеки? Чтобы найти в этой цепочке слабое звено, мы решили на время сами стать изготовителями фальшивок. Как говорят, поймать мошенников "на живца". Что из этого получилось – вы увидите в фильме.

Оптовые компании – главная головная боль Росздравнадзора. Они создают на рынке целую сеть посредников. Перед тем, как попасть в аптеку, лекарство продается, покупается, опять продается и опять покупается. Из-за этого цена на препарат взлетает в несколько раз. В конце ноября прошла прокурорская проверка оптовых фирм. После этого больше тысячи оптовиков были вынуждены снизить цены.


Как отличить фальшивку от оригинала? Где купить "правильное лекарство" и куда жаловаться, если вам продают подделку? Об этом рассказывают врачи, милиционеры, представители "Росздравнадзора", изготовители поддельных лекарств и пациенты, пострадавшие от фальшивок.

Злата в 3 года полностью потеряла слух. По мнению родителей, причина этого – фальшивые лекарства.  Злата родилась здоровым ребенком, рано начала говорить.  Все началось с обычной простуды. Недолеченная инфекция переросла в менингит, Злата попала в реанимацию. Температура 40, судороги, потеря сознания, девочка была на грани жизни и смерти. Мама сутками дежурила у постели девочки, все средства уходили на лечение. Злате кололи сильные антибиотики, лекарства покупали в аптеке.  Злату спасли. Через неделю ее перевели из реанимации в обычную палату, еще через неделю выписали домой. Только тогда родители заметили, что после болезни девочка очень изменилась – не реагирует на звуки, на собственное имя. Родители решили записаться на прием к сурдологу. Обследования показали, что у девочки нет ни одного из заболеваний, которые могли привести к потере слуха.  Стали выяснять, чем именно лечили Злату в больнице, и мама вспомнила, что в отделении не хватало антибиотиков и она покупала лекарства в аптеке. Упаковки были мятые, ампулы без каких-либо надписей и сроков годности.  Мама разыскала дома коробки от тех антибиотиков, которые кололи Злате. В упаковках осталось еще 2 неиспользованные ампулы. Лекарство сдали на экспертизу. Выяснилось, что они были фальшивые. Но доказать, что  осложнение наступило именно от лекарства почти невозможно. В этом году Злате Амелиной сделали операцию В ухо ей вставили искусственный имплант – он поможет девочке научиться слышать мир заново.

 Если вы сомневаетесь в подлинности лекарства, купленного в аптеке, отдайте его в лабораторию местного отделения Росздравнадзора на анализ. Специалисты обязаны проверить любой подозрительный препарат бесплатно. Достаточно принести в лабораторию лекарство, упаковку и написать заявление с просьбой провести проверку.

 Центр реабилитации глухих детей. Сотни мальчиков и девочек, сотни сломанных судеб. Среди этих детей есть и те, кто потерял слух из-за фальшивых лекарств. Но об этом знают только родители этих малышей, ведь, в истории болезни практически никогда не пишут "Пострадал от некачественного лекарства" - в наших законах подобные случаи просто не предусмотрены. Сколько человек умерло от фальшивых лекарств? Сколько стало инвалидами? Ответов на эти вопросы не знает никто, такой статистики просто не существует. Врачи говорят, что много, гораздо больше, чем мы можем себе это представить.  Но даже если дело дойдет до суда, и если вина производителя будет доказана, скорее всего, он отделается штрафом в 300 тысяч рублей и снова возьмется за дело.

5 февраля Светлана Тагирова празднует свой второй день рождения – в этот день она просто чудом осталась жива. Ей сделали самый укол  профилактического средства, но лекарство оказалось фальшивым.  Светлана обратилась в поликлинику с жалобами на одышку и боли в сердце. Врач прописал курс "Милдроната" 10 уколов. "Милдронат" еще называют "Витамин для сердца", он укрепляет сердечную мышцу, улучшает кровообращение. Милдронат назначают спортсменам и сердечникам, он практически не имеет противопоказаний и никогда не вызывает аллергии, продается в аптеках без рецепта. Светлана работала рядом с поликлиникой, и в обеденный перерыв забежала в процедурный кабинет.  После инъекции Светлана присела на кушетку в процедурном кабинете, но встать уже не смогла. Она потеряла сознание, потом перестала дышать. Врачи не могли понять, что происходит. 10 минут длилась клиническая смерть, на одиннадцатой минуте врачи смогли заново запустить сердце. Когда приехала реанимация, Светлана уже дышала – ей повезло.

 Другим повезло меньше. Ольгу Сотникову спасти не успели. Она умерла через 40 минут после укола препарата милдронат. Сразу после укола Ольга потеряла сознание. Врачи боролись за ее жизнь 40 минут, делали искусственное дыхание, кололи адреналин. Но спасти ее они так и не смогли.

Анафилактический шок, острая аллергическая реакция на препарат. Так было написано в заключении о смерти Ольги Сотниковой. Но у Ольги никогда не было аллергии, а милдронат не является токсичным веществом. Правда выяснилась в день похорон. Из поликлиники пришла медсестра и попросила отдать ей коробку с препаратом. Родственники отказались и отвезли лкарство на  анализ в лабораторию. Частично в упаковке был "Милдронат", а частично  - "Листенон". "Листенон" парализует дыхание, замедляет работу сердца. Его применяют перед операциями, чтобы переключить пациента на аппарат искусственной вентиляции легких. В больших дозах "Листенон" действует точно так же, как яд кураре.

Обморок, остановка дыхания, а потом остановка сердца. Эти симптомы появлялись через несколько минут после укола "Милдроната" из определенной партии. Пострадали 25 человек, двое из них умерли. Прокуратура возбудила уголовное дело. На заводе компании "Сотекс", которая производит "Милдронат", были проведены проверки. Следователи выясняли, почему в ампулу попало совсем другое вещество. Было установлено, что подмена произошла в виду ненадлежащего контроля сотрудников фирмы за хранением и фасовкой готовой продукции. В настоящий момент выявлено не менее 15 упаковок препарата "Милдронат", в которых содержалось от одной до семи ампул средства "Листенон".  Сначала фирма "Сотекс" признала свою вину и даже обещала выплатить пострадавшим и их семья компенсацию 200 рублей – столько стоила упаковка того самого "Милдроната". Но потом фармкомпания передумала. По новой версии "Сотекса,  фирма не имеет к смерти людей никакого отношения. Чтобы приостановить работу фирмы "Сотекс", Росздравнадзор подал иск в Арбитражный суд. Но суд разрешил заводу работать дальше. Росздравнадзор и Следственный комитет продолжают расследовать это дело. Они надеются наказать виновных и приостановить работу завода. Пострадавшим и их родственникам так и не выплатили компенсацию за потерянное здоровье. Даже те самые обещанные вначале 200 рублей. Ни Росздравнадзор, ни прокуратура не могут обязать завод это сделать. Недостаточно полномочий. Первый канал помог пострадавшей Светлане Тагировой найти адвоката и составить судебный иск. Она требует, чтобы компания "Сотекс" выплатила ей 12 тысяч рублей – эту сумму она потратила на лечение после укола опасного лекарства.  По мнению адвоката у Светланы Тагировой есть все шансы выиграть это дело.

Если лекарство, которое вы купили, оказалось фальшивым или просроченным, вам обязаны вернуть деньги. Если оно нанесло вред вашему здоровью, вы можете подать в суд на компанию-производителя. Прокуратура и Росздравнадзор могут только наказать изготовителя фальшивки. А чтобы получить денежную компенсацию, надо подавать гражданский иск самостоятельно.

Производитель, дистрибьютор, оптовик, еще один оптовик и только потом аптека – такой длинный и сложный путь проходят все лекарства, прежде чем попадут в вашу домашнюю аптечку. Простая упаковка анальгина продается и покупается как минимум 6-7 раз. Такое количество посредников играет на руку мошенникам, ведь, именно из-за этого производителя фальшивки так трудно найти. Например, в аптеку попало фальшивое лекарство. Его привезла проверенная и надежная оптовая фирма, которой аптекари доверяют. Но этот оптовик закупил лекарства у другого оптовика, а тот у третьего, а третий - у мошенников. Очень просто запутать следы – все равно крайнего не найти.

Съемочная группа пытается вычислить слабое звено в цепи  дистрибьюторов и оптовиков, откуда фальшивки попадают на полки аптек. Обычная районная аптека,  оптовик привез товар. Здесь его ждет  скрытая камера. Вместо аптекаря лекарства принимает корреспондент, а работник аптеки внимательно наблюдает за ситуацией со стороны. Он посчитает, сколько нарушений сделает оптовик при оформлении документов. Оптовик не случайный, он из черного списка УБЭПа, был замечен в продажи лекарств сомнительного качества.  Нарушение №1. Оптовик не потребовал печатей. Это значит, что если лекарство окажется фальшивым, то доказать, что его привезла именно эта оптовая фирма будет невозможно. Нарушение №2. Не показал сертификат качества на лекарства, которые привез. Значит, происхождение препаратов не установлено. Где и как его купили, неизвестно. Все упаковки в коробке оказались мятыми – это нарушение №3. Отсутствие печатей, сертификатов, расчет наличными, лекарства в мятых упаковках. По словам работника аптеки, этого более чем достаточно, чтобы отказаться от сотрудничества с такими поставщиками.  Но не все аптекари такие честные, большинство с удовольствием покупают таблетки у сомнительных фирм. Ведь, они продают лекарства по дешевке, делают большие скидки. Поэтому бдительными должны быть и мы, покупатели.

 Если вам продали мятую упаковку, стоит попросить сертификат соответствия. Он выглядит вот так. Затем сравните номер серии на упаковке препарата и в сертификате. Если они отличаются, значит, это лекарство продают без документов. Покупать его не стоит.

Фармацевтическая компания "Джи-Фарма"  торгует медикаментами по всей России, ей доверяют, с ней хотят сотрудничать. Офис расположен в центре Санкт-Петербурга. Днем здесь подписывают выгодные контракты с аптеками. Но, но, как выяснилось, в здании предприятия есть подпольный цех, где ночью здесь делают фальшивые лекарства,  в условиях строгой конспирации, в частности, - препарат "ТераФлю". "Джи-Фарма" – вполне легальное предприятие, поэтому ее никто не мог заподозрить в обмане. Аптеки с удовольствием покупали фальшивые лекарства и выставляли на прилавок. На отсутствие документов закрывали глаза. "Джи-Фарма" попала в поле зрения Росздравнадзора в 2006 году. Тогда компанию заподозрили в нарушении условий хранения медикаментов. Инспекторы проверили склады, и как оказалось, лекарства хранились на складе как попало. Температурный режим не соблюдался, многие препараты были просрочены. Сотрудников Росздравнадзора удивили несколько ящиков с лекарством "ТераФлю", ведь этот препарат не входит в ассортимент "Джи-Фармы". Чтобы разобраться, было решено повторить проверку через неделю. Но она ничего не дала: все препараты оказались должного качества, учетные записи соблюдены и в помещениях  - полный порядок. Но неожиданно в деле "Джи-Фармы" появился новый поворот. Росздравнадзор нашел в аптеках фальшивый препарат "Кортексин", который принимают люди с травмами головы. Поставщик – известная компания "Джи-Фарма". Сейчас организатор подпольного бизнеса находится под следствием. От дачи показаний он отказался. Он надеется поскорее закончить дело, потому что знает: максимум, что ему грозит, - это штраф. И дело закроют. По одной причине –потерпевших нет. От поддельного лекарства, с точки зрения закона, никто не пострадал – ведь, никто не умер. А даже если бы и умер, то доказать это было бы практически невозможно, ведь, люди чаще всего умирают не от самих фальшивых лекарств, а от болезни, которую не вылечили.

 Поддельный "ТераФлю", сделанный в подпольном цеху компании "Джи-Фарма", продавали в Санкт-Петербурге и Москве. В аптеки лекарства поставляла оптовая фирма, которая, в свою очередь, покупала фальшивку у "Джи-Фармы". Она работает до сих пор. Сотрудники этой компании по делу проходят как пострадавшие – у них железный аргумент: лекарство показалось им настоящим. Получается, аптека не знала, что "ТераФлю" фальшивое, так как им его привезла крупная оптовая фирма. Оптовая фирма тоже не знала, дистрибьютор не смог отличить. Замкнутый круг.

Чтобы найти в этой цепочке слабое звено, съемочная группа решила  на время стать изготовителями фальшивок. Начинается дело  с упаковки – это самое трудное. По идее, любая типография должна заподозрить мошенников. Ведь, планируется принести упаковку настоящего лекарства и попросить изготовить точную копию. Но заказ охотно соглашаются выполнить, лишних вопросов не задают. Упаковка самодельного "ТераФлю" и упаковка настоящего на первый взгляд, они похожи как две капли воды. Но только на первый взгляд: изготовителям фальшивок не выгодно вкладывать в упаковку большие деньги, поэтому они заказывают в типографии более дешевые краски, поэтому краска с пачки легко стирается.

Попробуйте пальцем потереть надпись на упаковке с лекарством. Если краска с упаковки легко стирается, лучше этот товар не брать – скорее всего, это фальшивка.

Есть еще одно отличие. На боковой стороне настоящей коробки есть объемный значок – это защита, которую ставят на этикетке большинство крупных производителей лекарств. Чтобы получилось такое объемное изображение, нужно специальное оборудование, которое заказано специально под эту упаковку. Это не выгодно, потому что заказать такую упаковку будет гораздо дороже, съедается прибыль фальсификатора.

 Если сбоку на коробке лекарства нет объемного значка, то, скорее всего, лекарство фальшивое. 

Обычная школьная лаборатория, стандартный набор колбочек и баночек. Здесь съемочная группа будет делать свой "ТераФлю". Сахар, лимонная кислота и чуть-чуть "Парацетамола", для солидности - все, что нам понадобится для этого препарата, никаких секретных рецептов. Ингредиенты добавляются на глаз, аккуратно перемешиваются и фасуются в пакетики. Швы по краям фиксируются обычным клеем "Момент". Затем упаковку старательно проглаживают  утюгом, чтобы товар не рассыпался. Химическое зелье готово. После расфасовки в коробки у жаропонижающего вполне товарный вид. Правда, лечить простуду и сбивать температуру оно не будет.

"ТераФлю" собственного производства съемочная группа пробует отдать на реализацию дистрибьюторам, продать в аптеку и договориться с оптовиками.  Первая точка – аптека. По легенде, ящик "ТераФлю" украден нами со склада, мы пытаемся продать ворованный товар за небольшое вознаграждение. Директор аптеки внимательно рассматривает упаковку и почти сразу замечает, что она фальшивая.  В аптеке откровенно фальшивый товар брать не захотели – боятся. За торговлю некачественными лекарствами аптеку могут закрыть или оштрафовать. Вторая точка – дистрибьюторы. Их съемочная группа пытается соблазнить выгодным контрактом и низкими ценами. За одну упаковку жаропонижающего просят всего 60 рублей, хотя, рыночная цена – 120. Дистрибьюторов бизнес-предложение насторожило. Как только менеджер увидел упаковки с фальшивым "ТераФлю", он невооруженным глазом вычислил подделку и категорически отказался от.

Третья точка - оптовая компания. Съемочная группа приходит туда  с теми же самодельными упаковками "ТераФлю" и поддельной лицензией, напечатанной на обычном редакционном принтере. Директор оптовой компании даже не взглянул на упаковки, его волнуют только документы и очень устраивает цена. На остальное директор готов закрыть глаза, потому что на торговле фальсификатом можно заработать миллион, а в случае неприятностей всегда есть аргументы для суда "не знали, не заметили, не поняли". Естественно, съемочная группа не оставила в оптовой фирме ни одной упаковки фальшивого "ТераФлю", а о результатах эксперимента сообщила в Росздравнадзор. Теперь они будут проверять всю продукцию этой компании. Простой тест показал: оптовики – самое слабое звено в цепочке производитель-аптека, только они согласились купить фальшивку.

Оптовые фармкомпании – головная боль Росздравнадзора. Они создают на рынке целую сеть посредников. Перед тем как попасть в аптеку, лекарство продается, покупается, опять продается и опять покупается. Из-за этого цена на препарат взлетает в несколько раз. В конце ноября прошла прокурорская проверка оптовых фирм. После этого больше тысячи оптовиков были вынуждены снизить цены.  Длинная цепочка дистрибьюторов говорит о том, что изначально лекарство предлагалось для приобретения по очень низкой цене. И к седьмому-восьмому посреднику оно достигло того ценового уровня, по которому продаются оригинальные препараты. 

Если лекарство не по карману, можно поискать его аналоги – они есть почти у всех известных препаратов. Эти лекарства не рекламируют в медицинских журналах, их редко выписывают врачи – это дженерики, точные копии настоящих препаратов известных брендов. Дженерик – брат-близнец лекарства, у него тот же состав, эффект и дозировка, те же показания и побочные эффекты. Только в продажу он поступает после истечения срока действия патента у оригинала, то есть через 10 лет после изобретения. К примеру, популярный препарат "Но-шпа" стоит 91 рубль 50 копеек, а его дженерик – "Дротаверин" в 3 раза дешевле - всего 25 рублей. Состав абсолютно идентичный, показания и побочные эффекты то же, ведь, в их основе одно и то же активное вещество.   А цена ниже, так как  производителям дженерика не пришлось тратить деньги на запуск препарата, изобретения, клинические испытания, рекламу и раскрутку – на это уже потратился создатель оригинала. Дженерики, точные копии есть практически у всех лекарств на рынке. Правда, в аптеке вам, скорее, предложат более дорогой оригинал: фармацевтам выгоднее продавать именно его, потому что аптека получит большой процент. Дженерики не выгодно продавать и не выгодно подделывать, поэтому фальшивых дженериков на аптечных полках практически не встретишь.

 Через несколько лет фальшивые лекарства исчезнут из аптек. Это нам обещают сотрудники Росздравнадзора. Специально для этого были разработаны экспресс-лаборатории. Они будут приезжать в каждую аптеку и проверять лекарства на подлинность, чтобы мы могли полагаться не только на самоконтроль аптекарей. Каждый покупатель сможет за несколько минут проверить препарат, который он купил, причем, совершенно бесплатно.  Маленький черный прибор больше напоминает сканер из супермаркета. Он улавливает даже незначительные отклонения от нормы. Достаточно приложить таблетку к прибору, и через несколько секунд на мониторе появится результат. При этом целостность препарата и упаковки не разрушается. Прибор работает по принципу отпечатков пальцев. От каждого производителя Росздравнадзор получает так называемый эталон. У любого препарата есть собственный спектр. В аптеке эксперт подносит лекарство к анализатору. Если отпечаток не совпал с эталоном, на мониторе появляется знак, что лекарство фальшивое.

Экспресс-лаборатории – дело будущего, эти приборы только проходят испытания. Пока фальшивые лекарства никуда не исчезли, они до сих пор есть на полках аптек. Поэтому помните: если вы сомневаетесь в подлинности лекарства, отдайте его в лабораторию местного отделения Росздравнадзора на анализ. Если краска с упаковки лекарства легко стирается, лучше его не покупать – скорее всего, это фальшивка. Если номер серии на упаковке препарата и в сертификате отличается, значит, лекарство продают без документов, покупать его не стоит. Если лекарство, которое вы купили, оказалось фальшивым, вам обязаны вернуть деньги. А если оно нанесло вред вашему здоровью, вы можете подать в суд на компанию-производителя.

Сейчас правительство готовит проект Закона о порядке обращения лекарственных средств. Усилится контроль за аптеками, будут чаще проверять производства. За изготовление фальшивок начнут давать не условный, а реальный срок. Подделывать лекарства станет невыгодно, и тогда фальшивки, действительно, исчезнут из аптек."

Плотно, уютно и с чувством глубокого удовлетворения лежащий под властью наш самый что ни на есть первый канал не мог не подсюсюкнуть власти, типа, борцы с нечистой силой уж на марше, и нам самое время поглядеть, а что же изменилось в ситуации на рынке. Судя по тому, что подвигло нас к исследованию ситуации, а именно информации о том, что каждое второе лекарство на российском рынке не лечит, а калечит, усилия власти направлены не на борьбу с фальшивками, а на стимулирование их производства и продвижения в массы! Давайте познакомимся с более свежими материалами, ссылки на которые выложил нам бесстрастный поисковик (надо полагать, на эту тему, в отличие от других, его никто не "подкручивал"!)

Второй материал "Как отличить лекарство от подделки" мы пропустим в силу его изначальной абсурдности, а вот явившийся свету 23 июня сего года третий сюжет на интересующую нас тему, к нашей вящей радости, от первого же канала, приведём с удовольствием:

"Яд в розницу и оптом: аптеки наводнили фальшивые лекарства

 Каждая десятая упаковка таблеток в России - подделка. Это по официальным оценкам. По неофициальным эта цифра еще больше – каждая вторая таблетка. Судя по результатам проверок, опубликованным на этой неделе на медицинских сайтах, 80% фальшивок - это импортные и якобы действенные гормональные, онкологические средства и антибиотики, то есть те лекарства, отклонение в рецептуре которых смерти подобно. Как оказалось, ни в одной аптеке не могут гарантировать качество препаратов.

Каждая десятая упаковка таблеток в России - подделка. Это по официальным оценкам. По неофициальным эта цифра еще больше – каждая вторая таблетка. Судя по результатам проверок, опубликованным на этой неделе на медицинских сайтах, 80% фальшивок - это импортные и якобы действенные гормональные, онкологические средства и антибиотики, то есть те лекарства, отклонение в рецептуре которых смерти подобно. Как оказалось, ни в одной аптеке не могут гарантировать качество препаратов.

Сейчас 11-летняя Диана вместе с мамой в детском онкоцентре в Москве. А часть ее истории болезни подшита к материалам уголовного дела. В больнице города Нальчик, когда она проходила очередной курс лечения. Ей назначили дорогостоящий антибиотик, но от лекарства становилось только хуже. Позже выяснилось, что препарат - фальшивка.

Поддельное лекарство было изготовлено в городе Шахты под Ростовом в подпольном цехе. Его полицейские накрыли год назад. Отсюда в больницы, говорят оперативники, подделки попадали просто: сговор с чиновниками, низкая закупочная цена, выигранный тендер. Оперативники обращают внимание на то, что сейчас "при поступлении лекарственных средств в госучреждения утрачен контроль над их качеством". Причина в том, что медицинские учреждения при закупке "не обязаны проводить проверку", качество подтверждает поставщик. То есть тот самый поставщик, который подделками и занимается.

Только за 2012 год полицейские закрыли 12 подпольных предприятий: станки, принтеры, упаковочные коробки, пустые капсулы, сырье - чаще это мел, крахмал, сахар. В криминальном деле все поставлено на поток.

Изготовители считают миллионы. Сколько человек пострадало от их действий, никто не считал, потому что сделать это просто не получается. Как подчеркивает юрист Андрей Карпенко, обычно пациент, если ему не помогают лекарства, жалуется врачу, и тот ему назначает другие таблетки. Именно поэтому и судят производителей и распространителей фальшивок не за причинение вреда здоровью и не за убийство, а все чаще - как мошенников. Наказание минимальное. Войти на рынок несложно.

В России сегодня работает около 1500 дистрибьюторских компаний. К слову, в США их порядка 40. Через это огромное количество посредников лекарства и поступают от производителя в аптеки. И если кто-то из таких мелких дистрибьюторов, чтобы заработать, закупит фальшивку, то по поддельным документам вместе с остальным товаром может поставить его не в одну, а сразу в несколько аптек, с которыми работает.

С виду отличить от оригинала подделку сложно. Юристы советуют при покупке спрашивать сертификат качества. Правда, добиться, чтобы его предъявили в аптеке, практически невозможно.

Проверить можно за 10 секунд в экспресс-лаборатории. Специальный прибор просвечивает таблетки и подтверждает: лекарство качественное. На подделку тоже сразу реагирует. Но таких мобильных лабораторий в стране всего 8 в каждом федеральном округе. В базе данных компьютера только около 450 препаратов из 25 тысяч возможных. То есть пока это эксперимент.

Все, что нельзя просканировать на месте, отправляют в лабораторию. Но проблема, говорят эксперты, в другом: чтобы проверить аптеку, Росздравнадзор должен заранее предупредить о своем визите. По словам эксперта фармацевтического рынка Давида Мелик-Гусейнова, "в среднем в течение года Росздравнадзор проверяет около 10% всех аптечных организаций".

Поэтому какой процент поддельных лекарств сегодня на полках аптек, точно сказать никто не может. Подделывают, говорят эксперты, чаще самые ходовые лекарства или дорогостоящие - к примеру, косметические препараты.

На лице Лоры Зингер появились багровые рубцы, неспадающий отек, словно от побоев. Это был результат операции по омоложению. Под кожу Лоре Зингер ввели, как уже потом установила экспертиза, фальшивку. В последние годы с повышением интереса к косметическим процедурам здесь стало подделываться все. А последствия после использования того же фальшивого ботокса могут оказаться необратимыми.

По словам врача-дерматовенеролога Андрея Новикова, наиболее частые осложнения – "асимметрия лица после коррекции ботеотоксина, нависание бровей, жуткие отеки". Самое опасное то, что в единице объема такого препарата содержатся ботеотоксина в разы больше.

В особой группе риска - интернет-аптеки. Здесь уж точно не удостоверишься, откуда что берется. Не так давно в Москве полицейские закрыли очередную фирму, торгующую суррогатам. Как уже выяснилось, она продавала "то, что доктор прописал". По словам оперативников, больные обращались в эти аптеки по совету своих докторов, которые работали "в том числе и в государственных клиниках".

Так получается, что ни в больнице, ни в аптеке, ни тем более во Всемирной паутине избежать подделки нельзя: "метастазы" этой "опухоли" уже повсюду. И ясно, что лечить нужно не симптомы, а бороться с самой "смертельной болезнью".

Евгений Лямин
Дирекция информационных программ
Корреспондент"

Как мы видим, оптимизма у наших типа журналистов сильно поубавилось! Наверное, потому, что названная ими, пусть и невнятно, цифра 50 процентов (в смысле половина рынка - поддельные лекарства, что точно соответствует донельзя удивившему нас исходному тезису менее чем недельной давности) не позволяет в изменившихся условиях, на тринадцатом году всевластия чекистов, продуцирующего только усугубление ситуации, проявлять какой бы то ни было дежурный оптимизм кроме оптимизма наживающихся на фальшивых лекарствах, имя им легион! А потребителю лекарств единственный путь - браться за дело создания системы класса нашей "Лекарства для Нас", тем более что имитация бурной деятельности нашей власти на тему "любим не деньги - любим народ!" не просто продолжается, а стремительно нарастает, чему свидетельством - свежачок от рупора нашей типа власти:

"Лекарство от пиратства

За фальшивые медикаменты будут сажать в тюрьму

 Фото: Майорова Юлия
Фото: Майорова Юлия
 
Производство, хранение, продажа фальсифицированных лекарств будут наказываться лишением свободы на 3-5 лет. Если употребление фальсификата повлечет тяжелые последствия для здоровья или смерть - тюремный срок увеличивается от 5 до 8 лет и сопровождается штрафом в размере до 500 тысяч рублей.

Такие поправки к Уголовном кодексу содержатся в подготовленном минздравом законопроекте "О борьбе с фальсификацией медицинской продукции и сходными преступлениями, угрожающими здоровью населения" (Конвенция "Медикрим"). Как уже сообщала "РГ", законопроект подготовлен в связи с международными обязательствами нашей страны по борьбе с поддельными лекарствами. Документ был вчера размещен на Едином портале раскрытия информации нормативно-правовых актов, началось его общественное обсуждение. Предусматривается введение уголовной ответственности по всей "цепочке" оборота лекарств и медизделий. "Производство, изготовление, ввоз в Российскую Федерацию, хранение, перевозка, транспортировка, отпуск, реализация, передача фальсифицированных лекарственных средств, вспомогательных веществ и медицинских изделий наказываются лишением свободы на срок от трех до пяти лет", - говорится в документе.

За те же преступления, если они приведут к тяжелым последствиям, включая смерть пострадавшего, предусмотрено более суровое возмездие: лишение свободы на срок от пяти до восьми лет со штрафом в размере до 500 тысяч рублей, с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет. За смерть двух и более человек - тюремный срок увеличивается до 10 лет.

"Одна из ключевых проблем в борьбе с фальсификатом - проследить всю цепочку, от аптеки или больницы, где выявлены поддельные медикаменты, их поставщика и до производителя, - считает глава Аптечной гильдии Елена Неволина. - Как раз в этом - не бить "по хвостам", а выйти на источник фальсификата - главная трудность при реализации закона".

С одной стороны, аптека практически всегда знает, что берет на реализацию сомнительный товар. Если это непроверенный поставщик, если товар идет с дисконтом по отношению к рыночной цене - ясно, что тут что-то не так. Тем не менее, по документам, да и внешнему виду упаковок с лекарствами все может быть нормально. А каждую партию сдавать на анализ невозможно.

"Однозначная вина аптеки может быть в тех случаях, когда партия выявленного Росздравнадзором фальсификата должна быть изъята из оборота, но аптека этого не сделала, - считает Неволина. - Такую информацию аптеки обязаны отслеживать, и распоряжения федеральной службы исполнять незамедлительно. Конечно, наказывать надо. Но надо и предусмотреть, чтобы правоохранительные органы не удовлетворялись тем, что "поймали" и наказали только последнее звено во всей цепочке".

Слабое место в законодательстве - необходимость доказывать преступный умысел, - пояснил "РГ" замруководитель правового управления ФАС Сергей Максимов. Ответственность наступает только в том случае, если доказано, что преступник осознавал, что он делает - закупает ли поддельную субстанцию, производит из нее фальшивый препарат или занимается его распространением. Но доказать такой умысел, тем более, по всей производственной цепочке - крайне сложно. "Именно поэтому даже такие громкие дела, как ростовское - когда продавались подделки дорогих онкопрепаратов - крайне редко заканчиваются судом и реальным наказанием, - говорит Сергей Максимов. - Сам факт обнаружения подделки ни о чем не говорит. Необходимо выяснять, кто причастен к ее появлению, доказывать существование сговора".

Таким образом, законопроект (как и другие аналогичные проекты изменения законодательства) лишь создает предпосылки для решения проблемы. Но параллельно нужно решать проблему ужесточения госконтроля за обращением лекарств и медизделий, создавать базу для правоохранительных органов."

Так и хочется спросить "Где ж ты раньше был, целовался с кем?" Вопрос, что называется, риторический. Ибо имитация есть только имитация, и ничего более, а делом должен заниматься сам потребитель лекарств, и дело у всех нас - создание системы "Лекарства для Нас" или ещё более эффективной!